Новости Инструменты Все для сада Тесты Мастер-классы Обзоры Мероприятия О журнале
О мастерах-оружейниках

О мастерах-оружейниках

Вступление

Среди многообразия ножевой продукции особенно выделяются художественно-украшенные клинковые изделия. Эти работы можно рассматривать как особую область художественного творчества, в которых с наибольшей полнотой отражается умение мастеров работать с разными приемами декоративного оформления клинковых изделий, их дизайном, пластикой, формообразованием.


Эта область художественного оружия многолика и сложна. Она включает широкий спектр изделий – от образцов массового производства до выставочных и уникальных произведений. Здесь не умолкают споры о соединении в художественном изделии функциональности и декоративности, об авторском начале, о традициях и новаторских поисках.

Среди людей, которые стояли у истоков возрожденного искусства, встречаются самые разные мастера, художники, удивительно интересные творческие личности. Сегодня они получили заслуженное общественное признание и готовят новое поколение мастеров и художников оружия. С их именами можно познакомиться в многочисленных публикациях, а их замечательные работы нашли свое место в музейных коллекциях и частных собраниях.

Одним из пионеров отечественного современного художественного оружия выступает Андрей Васильевич Аксенов. Удивительно талантливый человек, посвятивший оружейному творчеству почти 40 лет своей жизни. Его воспоминания о том, как все начиналось, несомненно, интересны для любителей и ценителей современного оружейного творчества.

Воспоминания А.В. Аксенова

В последнее время в различных журналах появилось множество публикаций об оружии, ножах из дамасской и булатной стали. Тема для российской печати новая и очень интересная. Как-то прочитал высказывание, что дамасская сталь неоправданно дорого стоит и что современные материалы и стали намного выше качеством. Я с этим не совсем согласен. Как человек, посвятивший более 20 лет созданию и реконструкции образцов высокохудожественного холодного оружия, считаю, что исторические образцы лучших дамасских сталей не только не уступают, но и превосходят современные промышленные стали специального назначения. Поделюсь своими мыслями и воспоминаниями.

Волею судьбы мне довелось стоять почти у самых истоков возрождения и становления современного рынка холодного оружия в России. Я знаком с кузнецами, учеными и музейными работниками, которые начинали закладывать фундамент узорчатой стали. Я не оговорился, именно «узорчатой», но не дамасской, поскольку получить дамаск в соответствии с древними приемами и сегодня чрезвычайно сложно. Извините, что не упомянул булат – настоящий, легендарный, воспетый в мифах, легендах, сказках. Во все века его было не очень много, и ценился он очень, очень дорого. Да и теперь его ничтожно мало как на российском, так и на мировом рынке.

Все те мастера, кто работает сегодня в России в сфере изготовления дамасского и булатного оружия и ножей (которые нельзя приравнивать к оружию), пользуются плодами титанического труда многих людей. А это и великие ученые прошлого – П.П. Аносов, Д.К. Чернов, В.И. Беляев, и те, кто продолжил их исследования в наше время – Г.А. Дорофеев, Г.А. Чеховой, В.Л. Щербаков, В.В. Борзунов, Ю.Г. Гуревич, И.Л. Толстой, С.А. Бондарь. И кузнецы, которые своим практическим трудом рождали прекрасные образцы оружия из булата и дамаска – В.И.Басов и его последователи, тогда еще молодые, но уже хорошие мастера своего дела Н.В. Фирстов, А.С. Бычков, А.Б. Архангельский, В. Кривошеин, В. Коптев, тогда еще только начинающий С. Данилов. Пусть меня извинят остальные кузнецы, коих я не упомянул, но этих людей я знал лично, да и сейчас со многими из них поддерживаю прекрасные дружеские отношения. Каждый из них шел своим путем, но их вклад в общее дело возрождения дамасской и булатной стали в России чрезвычайно важен.

Нельзя забывать и наших уважаемых музейных работников, с которых для меня началось действительное понимание предмета оружия. Эти люди владеют уникальной исторической информацией и знаниями. Я много почерпнул из общения с этими специалистами, которые сформировали мое понимание истинного предмета оружия. Хочется им всем, кто стоял у начала этого пути, поклониться до самой земли и сказать огромное спасибо за все, что они сделали для общего дела.

Миф и легенды о дамасском и булатном оружии, которые мне были знакомы с детства, подтолкнули меня к желанию овладеть мастерством оружейника. Профессионально работать в области холодного оружия я начинал с Л.Б. Архангельским лет двадцать назад. В тот период информация об изготовлении оружия и его художественной отделки практически отсутствовала. Мы много общались с московскими музейными работниками - Е.В. Тихомировой, Э.Г. Аствацатурян, Ю.В. Шокаревым, которые знакомили нас со старинными предметами, рассказывали об оружии и способах его изготовления и бытования. Это привело к мысли, что основным методом познания в изготовлении и украшении оружия является историческая реконструкция предмета, что и стало основным направлением моей работы в области клинкового металла и его отделки.

В то время огромной популярностью пользовалось японское оружие – катаны и т. д., с них-то мы и начали. Л.Б. Архангельский – инженер высочайшего класса: путем проб и ошибок при изготовлении металла клинка он все-таки добился положительных результатов, и мы сделали катану. Но не по японской, а по нашей оригинальной технологии. Качество клинка было очень высоким. По молодости и глупости мы проверяли клинки на 3-хмиллиметровой стали закалочной ванны, рубили в торец со всей силы. Клинок не крошился и не ломался. Несколько изделий возили в Германию, где специалисты в области кендо опробовали их и дали высокую оценку клинку и его отделке. Как потом рассказывали, они даже перерубали японскую катану. Для меня это явилось подтверждением правильности выбранного направления в работе. Я убежден, что японская катана является одним из совершеннейших видов холодного оружия, сделать которое в соответствии со всеми требованиями его применения чрезвычайно сложно. Мне пришлось осваивать много приемов обработки материалов – древесины, кожи, лаков и т. д., чтобы получить необходимые прочностные характеристики этого вида оружия. В оружейном деле на первом месте стоит клинок. Его форма есть выражение определенных технологий, как в производстве самого клинка, так и в материалах, конструкции, отделке.

В то время С. Мороз и Л. Архангельский занимались разработкой технологий «нержавеющего» дамаска, и здесь результат превзошел все ожидания. Мы тогда работали в совместном российско-американском предприятии «Интермет-инжиниринг». В мае 1994 г. проходила V Международная конференция «Сверхпластичность перспективных материалов». Леонид Архангельский и я были приглашены на семинар по теме «Дамасская сталь: секреты древности и современные технологии», где он читал доклад по современным технологиям. На семинаре присутствовали профессор А.Л. Щербаков (всю жизнь посвятивший композиционным материалам, а последние 10 лет – булатной технологии), В.В. Борзунов, профессор Института стали и сплавов Б.Л. Ленецкий, кандидат технических наук С. Бондарь и профессор Стенфордского университета (США) О.Д.Щерби (как он сам говорил, «я первый на западе получил «вутц» (булат)»). На семинар были приглашены И.Л. Толстой и В.И. Басов, к тому времени уже долго работавшие вместе в области реконструкции дамасской и булатной стали. Мы представили там изделия из «нержавеющего» дамаска, предварительно сделав клинки разноцветными: нагревали их до определенной температуры и получали широкую палитру цветов от золотистого до лилового. При этом качество и твердость металла практически не изменялись. Это очень удивило американских гостей, и все дали очень высокую оценку изделиям. В основе нашего металла изначально был заложен принцип получения дамасского пакета, что соответствовало историческим технологиям, но выполненным на современном техническом уровне. Я могу сказать, что это был сложный, долгий и кропотливый труд. Но он дал результат, высоко оцененный специалистами.

Вообще, 1994 год был очень плодотворным. Тогда образовалась Галерея «Русские палаты», первым руководителем которой был О.Е. Бобков. После семинара Галерея смогла даже получить заказ на «нержавеющий» дамаск. Мы делали американцам обвалочные ножи для бойни. По отзывам заказчиков, лезвие очень долго не тупилось, практически не ржавело, а главное, оно резало мясо лучше, чем любая современная сталь. Вот в этом-то, на мой взгляд, и заключаются основное преимущество и показатель качества лезвия дамасского клинка.

В то время В.И. Басов оказывал сильное влияние на всех российских мастеров, изготавливающих дамасскую сталь, и пропагандировал реконструкцию древних технологий и приемов сварки и кузнечной ковки клинков. Этот подход использовали многие в то время начинающие мастера. Когда в 1994 г. под эгидой «Русских палат» мастера выехали в Париж на международную оружейную выставку SICAC-94, они продемонстрировали качество русского дамаска и получили высокую оценку своей работы. Специально для выставки сделали нож «Русский Рембо» с пилой, и на шоу пилили им бутылку из-под шампанского. А Валера Коптев – известный тульский кузнец, показывая качество своего металла, рубил хромированный шуруп своим клинком. Лезвие осталось невредимым, что привело публику в неописуемый восторг. Президент фирмы Damascus USA пытался даже заключить с нами контракт на изготовление дамасской стали. Примерно в это же время один из лучших на сегодняшний день, по моему мнению, мастеров России суздальский кузнец А.С. Бычков изготовил свои замечательные сабельные клинки высочайшего качества типа «клыч». Через 10 лет один из клинков попал мне в руки, и я работал над созданием сабли «Державная», в которой я постарался повторить исключительные боевые качества этого вида оружия, реконструируя технологию сборки и конструкции клинка. На это у меня ушел год.

С. Мороз с коллективом сотрудников одного из научно-производственных предприятий на базе высокотехнологического оборудования (была такая возможность) получил металл – дамаск, превосходящий по прочностным характеристикам мировые исторические аналоги. Великолепные качества этого металла объяснялись строгим научным подходом и использованием сложнейшего технического оборудования металлургической промышленности. Воспроизвести подобный металл в кузнице ручным способом невозможно, хотя этот дамаск был получен на основе древних технологий производства дамасской стали.

Формировался коллектив специалистов «Русских палат». Такие мастера как А.Г. Грачев, который начал работать с оружием с 1987 г., обучал молодых ребят, пришедших к нам, терпеливо раскрывал им тайны слесарного дела и сборки изделий. Начали работать замечательные шлифовщики В.М. Титарчук и Е.Ф Кондратьев. Они общими усилиями изготовили специальный станок и начали внедрять новые методы шлифовки изделий, изготовления долов, а также способы полировки и травления.

И стали получаться замечательные по форме и качеству клинки. Шлифовка и полировка клинка имеет в оружии первостепенное значение, она раскрывает и улучшает механические свойства металла. От этого зависит и внешний вид клинка, а главное, чем тщательнее отшлифован клинок, а затем отполирован, тем выше его качества – упругость, КПД при применении, стойкость к коррозии. Был один интересный случай. Товарищ занимался подводным плаванием, просил сделать ему нож. Объясняю ему, мол, милейший, воздействие соленой воды и т. д., но все бесполезно. Через некоторое время мы изготовили этот нож с клинком 4–4,5 мм в обухе при длине 200 мм. Месяца через четыре звонит тот же товарищ и просит подправить лезвие – затупилось. Оказалось, он с ним нырял и, что меня удивило, рубил им кораллы. Нож был в нормальном состоянии, практически не подвергся коррозии, а лезвие действительно просто затупилось. Но ведь нож работал в супер-экстремальных условиях! Это, на мой взгляд, является показателем качества дамасского клинка, его геометрии, шлифовки и заточки.

С 1998г. на базе «Русских палат» реализовывалась производственная программа по воссозданию булатной и дамасской стали. Большую роль сыграл в этом И.Л. Толстой, который привнес научно-технический подход в организацию этого производства. В частности, были усовершенствованы технологические приемы кузнечной сварки пакетов дамасской стали, что позволило получать высококачественные клинки с минимальным количеством отходов и брака. А главным направлением работы стала реконструкция технологии получения булатной стали по методу П.П. Аносова и стандартизация булата для изготовления клинков ножей. Совместно с А. Бычковым были восстановлены древние кузнечные приемы получения высших сортов булата – коленчатого и сетчатого. Эта работа была высоко оценена на выставке в Париже, проходившей в ноябре 2006 г.

В 2001 г. И.Л. Толстой пригласил работать в «Русские палаты» Вячеслава Ивановича Басова. Известный кузнец приехал в Москву и проработал с нами около года. За это время было сделано очень много клинков, большинство которых до сих пор не отделаны. При В.И. Басове совместно с И.Л. Толстым на производстве «Русских палат» прошли первые плавки. Басов оснастил кузницу инструментом под себя, варил дамаск, расковывал слитки, ковал изделия из булата. Я очень часто заходил в кузню и наблюдал за его работой. На моих глазах Басов варил пакеты свыше 8 кг, а со слов Толстого, когда Вячеслав Иванович был помоложе, он мог варить и до 22 кг. Ковал ножи, сабли, шашки, прекраснейшие столярные и плотницкие инструменты – стамески, долота, ножи для рубанков, плотницкие топоры. Он и мне сделал комплект стамесок и т. д. Режет дерево, как масло, жало не тупится и очень долго не крошится. Думаю, еще и правнукам моим хватит.

В.И. Басов говорил: «После меня лучший российский кузнец – это мой ученик А. Бычков». Я Вам раскрою секрет первоклассных клинков В. Басова и А. Бычкова. Они сваривают дамаск под определенный тип изделия. Уже в пакет закладываются прочностные характеристики – стойкость лезвия, пластичность, вязкость и форма клинка. Ковка такого пакета очень специфична и трудоемка. Металл течет так, как заложено в пакете. И ты, хоть умри, но не получишь изделие другой формы, выходит совсем иной тип клинка, теряющий все свои характеристики. Из пакета, предназначенного для изготовления сабельного клинка, никогда не получится прямой меч или шпага. Кузнец-оружейник кует клинок определенной формы практически окончательно. Чем меньше снимается металла при шлифовке, тем лучше! И еще существует очень много маленьких нюансов, из которых рождается супер-клинок. А самое главное, оба выдающихся мастера вкладывали в клинок часть своей души. Поэтому их клинки – живые! И я уверен, переживут еще много поколений, будут радовать владельцев и приносить удачу.

Интересный момент. Я очень много отделал клинков Басова и Бычкова, и ни разу не порезался. Добрый металл! А работаешь с другими – все руки изрежешь, так что клинок клинку рознь. И как можно сравнивать бездушный кусок современного металла, даже «суперкрутого», предназначенного совершенно для других целей, с рукотворным творением оружейника? Чем дольше работаешь в области создания оружия, тем больше возникает вопросов и больше раскрывается секретов. Это в производстве ножей, а уж в оружии – саблях, мечах, шашках и т. д. – их столько, что я думаю, разгадать все практически невозможно. Тем более что культура пользования ими утеряна очень давно.

Кстати, об умении пользоваться оружием. В 2001 году на выставке «Клинок» «Русские палаты» договорились с одним из лучших фехтовальщиков России актером Андреем Ростоцким о том, что он проведет тестирование прочностных характеристик сабельных клинков, изготовленных В.И. Басовым и И.Л. Толстым. Надо было продемонстрировать исключительные свойства дамасской стали, но сделать это мог только человек, умеющий владеть холодным оружием. А Ростоцкий профессионально владел приемами рубки шашкой, т. к. служил в конном полку, ставил конные трюки в кино, имел свою школу актерского фехтования и среди специалистов считался одним из лучших в своей области. Клинком шашки образца 1881 г. в присутствии сотен посетителей выставки он рубил стальные уголки и лозу. После рубки уголка кромка лезвия клинка оставалась неповрежденной. Сабельным клинком типа «шамшир» А. Ростоцкий рубил связку из шести канатов и затем надрезал шелковую материю. Однако от дальнейших испытаний этой сабли он отказался, мотивируя решение тем, что он не специалист в области владения данным типом оружия. После испытаний А. Ростоцкий был восхищен великолепными качествами металла и заказал для себя у В.И.Басова шашечный дамасский клинок.

Думаю, что не все оружейные секреты раскрыты до конца. Клинок всегда интересен своими прочностными свойствами. Одна из легенд русского оружейного дела – клинки Егора Самсонова. По проведенным в конце 1950-х годов исследованиям его клинки при толщине 7–8 мм и плече 100 мм выдерживали вертикальную нагрузку на излом около 11 тонн. Твердость этих клинков была более 60 единиц по Роквеллу. Мы с И.Л. Толстым решили возродить технологию изготовления кинжалов и ножей тульского мастера Егора Самсонова. Нам понадобился ровно год экспериментов, чтобы подойти к решению этой задачи. Некоторые нюансы так и не поняты. Оказалось, что производство самсоновских ножей, я имею в виду клинок, – это безумно дорогое удовольствие в современное время. Сотню лет назад Самсонов практически заменил целое КБ, рассчитав конструкцию и геометрию клинка, начиная от конечной точки технологического процесса, то есть закалки клинка. Отдельные клинки Е. Самсонова обладали феноменальной прочностью благодаря особо сложной термохимической и термической обработке стали. Но не менее важным являлось то, что в основе изготовления ножей Самсонова лежала высококлассная ручная обработка металла, такая же, как в промышленном производстве эксклюзивного огнестрельного оружия. Сегодня в известнейших европейских оружейных фирмах, производящих охотничье огнестрельное оружие экстра-класса, высока доля ручного труда, процесс изготовления длителен и очень сложен. Машина не всегда может заменить человеческие руки. Отсюда и астрономическая цена элитных изделий зарубежных фирм. Е. Самсонов подходил к изготовлению своих знаменитых ножей точно так же. Поэтому и сегодня, учитывая возможности оборудования современного промышленного производства, воспроизвести технологию изготовления ножей Е. Самсонова чрезвычайно сложно и с точки зрения массового производства нерентабельно. В 2005 году мы все же сделали серию самсоновских ножей, повторив его технологию, с лихвой осознав всю сложность изготовления настоящего оружия, но при этом получив истинное удовольствие от работы.

На мой взгляд, сейчас наметилось большое тяготение к западной оружейной культуре, особенно в ножах. А ведь это в основном ножи городского типа, которые не являются оружием. Хотя и в этой области русская культура ножевого производства мало изучена и почти не реконструирована. Именно здесь, я думаю, скрывается настоящий Клондайк форм и технологий. Культура русского ножа впитала всю палитру национальных культур, когда огромнейшие пространства и различные климатические условия и образ жизни народов диктовали свои технологии и формы изготовления ножей и оружия. Тогда мастера понимали, что они делают. От любого изделия, будь то простой нож или другое оружие, зависела жизнь. А сейчас в большинстве случаев повторяются только внешние формы, упрощающие суть предметов. Я бы это назвал «штамповкой», «эрзац – культурой»! Хотя подобный продукт находит своего потребителя, и с этим, к сожалению, ничего не поделаешь. Как в музыке, когда любителей попсы намного больше, чем ценителей классической музыки.

Для меня интересен метод исторической реконструкции, который позволяет уйти от поверхностного восприятия, помогает восстановить время бытования предмета, учит культуре его использования, пониманию его ценности для человека и всего общества. Вот почему мне всегда были интересны не только формы скифского меча, швейцарского кинжала, японской катаны, клыча, тесака, шамшира, шашки, палаша и т. д. (мне довелось создавать множество типов и видов холодного оружия), но и идеальное воспроизведение боевых качеств каждого из этих разновидностей оружия. И это можно сделать только на базе реконструкции исторических технологий изготовления, прежде всего, клинкового металла, приемов сборки, отделки оружия. Я убежден, что идеальным материалом для изготовления оружейных клинков является дамасская сталь и булат. Ножи к оружию я не отношу еще и потому, что дамаск и булат в коротких клинках не могут раскрыть всех своих качеств. Изготовить полоску узорчатого металла на современном кузнечном оборудовании, в общем-то, не так сложно, и любой дилетант через 2–3 недели работы сможет сварить небольшой пакет узорчатого металла. Но этот металл никакого отношения к дамасской стали иметь не будет. Чтобы изготовить сабельный клинок из дамасской стали, не говоря уже о булате, надо иметь высочайшую степень квалификации, которую можно получить только многими годами тяжелого труда. Сегодня, как и тысячу лет назад, дамасская сталь и булат не теряют свою ценность, остаются великим оружейным искусством, понятным только истинным ценителям холодного оружия.

Текст: Е.В. Тихомирова


Возврат к списку



 
19.09.2017 Husqvarna запустила роботизированного садовника в Ботаническом саду МГУ «Аптекарский огород» Компания Husqvarna, впервые в России, запустила уникальный проект по сотрудничеству со старейшим ботаническим садом России «Аптекарский огород», в рамках которого газонокосилка-робот Husqvarna Automower® 310 целый месяц будет заботиться о лужайке возле старейшего дуба в саду, Большого дуба Гофмана.
18.09.2017 Революция в бурении армированного бетона Hilti представляет буры TE-YX третьего поколения
18.09.2017 Работа в лучшем свете Hilti представляет аккумуляторные фонари SL 2-A12 и SL 2-A22